Леонид Колганов

    Женщина в июле

Шальная пуля, как шалунья,
Подобно женщине шальной,
Как залихватская певунья,
Играла весело со мной!
Летя навстречу,песню пела,
Припасть желая мне на грудь,
И песня на лету звенела,
Ко мне указывая путь!
К моей груди она прижалась,
И тут же я сгорел дотла,
Шальная пуля приласкалась,
И –словно женщина, сожгла!
О,нет, сожгла меня не пуля,
Другим путём она плыла…
Спалили женщина в июле,
Ты –этой женщиной была!

     Главный грех

Все чувства,как обужи,износились,
И сам уже пошёл я наизнос,
И до нуля желанья докатились,
Колёса жизни катят под откос!
И сам себя я,други,не помиловал,
Когда пошёл с душою на разрыв,
И –как маньяк – её я износиловал,
И вместе с телом –глубоко зарыл!
Земля накрыла,словно чернь крутая,
И в чернозёме я смердел,как смерд,
Вот так медведь добычу зарывает,
И сторожит, – покуда всю не съест!
Из-под земли,как тень глухонемая,
Я восставал – почти что невесом,
И на меня судьба моя слепая
Накатывала Красным Колесом!*
Накатывала, как Средневековье,
Пытая как подвыпивший палач,
Но – главный грех,хоть прочих очень много:
Был в жизни хладен… Лишь в стихах горяч!
С любимыми я часто расставался
И уходил от сладостных утех,
И – как скопец,безгрешным оставался,
И этот грех – страшней,чем свальный грех!
О, лишь бы путь мой снова стал беспутен,
Как мысли хульные и хульные грехи,
И кажется: мне чёрт «святой» Распутин
Нашёптывает грешные стихи!
Милы хлыстов мне банные причуды,
Где грех один – берут на душу все…
Со мной «Святой» Григорий – чудо-юдо,
И я забыл о Красном Колесе!

* Имеется в виду Великая Эпопея Александра Солженицына «Красное Колесо».

    Широта и долгота

Великие цари и полководцы,
Вы шли,сметая всё,как Божья рать,
И только бабьего лукавого народца
Не удалось сломить и обломать!
Вы плыли,словно мудрые дельфины,
Как синие огромные киты…
А ночью растворялись исполины
Средь бабьей широты и долготы!
Средь этой широты и долготы –
И полководцы – лишь слепые черви,
Какие-то подземные кроты,
В них растворился даже Питер Первый!
Никто народец сей не обломал,
Такой сладимый и такой порочный…
О,бедный Гамлет,ты сошёл с ума,
И – не на датской,а – на женской почве!

      Падший свет
 
         Памяти Лермонтова, Верлена и Рембо

Метал нам пригоршнями звёзды
С небес неведомый гигант,
Они несли свой отсвет грозный,
И верной гибели талант!
И падали той смертной ночью
На тело Матери-Земли,
И гасли, словно одиночки,
Но вновь бессмертье обрели!
И – на груди Земли дремавшей
Метался – словно лунный конь,
Тот отблеск ангелов отпавших,
Как падшей женщины огонь!
И – может – до иной Планеты
С земли – небесный нёс прибой-
Все песни ангелов отпетых,
Отброшенных земной судьбой?!
Огонь небесный нам дарящих,
Как Прометеи и волхвы…
И вновь взметнулся свет пропащий
С Земли до самой синевы!
И – кажется – той ночью звёздной,
Из плоти Матери-Земли,
Как будто огненные зёрна,
В – высь – песни ангелов взошли!
      Тень в тени

Теневая культовая личность,
Словно в тине,в собственной тени,
Проживал на жалкую наличность,
Прозябал в тоске часы и дни!
Но –в ночИ,отбросив все вериги,
Находил на ощупь тайный пульт,
И –Миры он,словно пешки, двигал,
Но – не знал про свой Всесильный культ!
Окрылённый ночью: средь каналов –
Над Невой сомнамбулой витал,
Не срывал шинели с генералов,
Шапку Мономаха он срывал!
Хоть с царя срывал,хоть с президента,
Этого никак не прозревал,
Не постигнув Высшего момента,
Вновь в дневной валился он провал!
И ночная Высшая Реальность
Обходила стороной его…
И себя он отвергал,печалясь,
Бог Всесильный мрака своего!