Светлана Бломберг

Беды, которые перешагнем

Ковчег бумажный еле на плаву –
Не тягостны заботы и сомненья,
Но тяжек сон – янтарную смолу
Он льет в пробоины убогого строенья.
В тюрьме плавучей, в четырех стенах,
Мы спим, не различая голос шторма,
Из века в век скитаясь на ветрах
Безропотно, смиренно и покорно.
Бумажный голубь не покинет клетки,
Не бросит остролистой ветки...
И радуги не видя над собой,
Не ведаем, как тяжек наш покой.
 Когда ты уйдешь – я пойду за тобой
В заветные страны.
И если в том мире ты станешь рекой –
Я лодкою стану.

Скрижали спят в скинии золотой
В Ковчеге Завета...
И если в том мире ты станешь сосной,
То я стану – ветром.

А беды, которые перешагнем,
Забудутся прочно...
И если в том мире ты станешь огнем,
То я стану – ночью.
              * * *
Тропинка вдоль заброшенного сада.
Кусты обрызганы парнЫм дождем.
Старуха-яблоня задушена плющом:
Три яблока – вот вся ее отрада.
Но где же этих мест извечные враги –
Мальчишки из домов окрестных?
Состарились и в землю полегли,
И в красных яблоках опять воскресли.
Походкой тяжкой к яблоне придет
Беременная женщина босая
И яблоки с собою унесет,
К груди их, как младенцев, прижимая.

              * * *
     Иерусалимский трамвай.

Город шелком закатным прошит.
Чуть покачиваясь на путях,
Мимо шустро трамвай прошуршит,
Словно праздник, в ярких огнях.
Звезды важные, как на парад.
Ветер, теплый пушистый щенок,
В ноги броситься каждому рад,
Тем особенно, кто одинок.

             * * *
Девочка провожает кошачьим взглядом 
снующий меж машин велосипед
парень едет
небрежно прижимая большое зеркало локтем
как уверенно сидит он в седле
как настойчиво крутит педали
перебегают зеркало
два манекена в витрине
старушка с палочкой
семейство с детской коляской
мальчишка на роликах.
девушка на шпильках
потерянный шекель
собака
пара хасидов в черных шляпах
старый и молодой
воробьи успевая биться насмерть за муху
мужские трусы на веревке
усмехается кто-то,
покусывая перышко из своего крыла

               * * *
          Яффо в сумерках

Море по привычке приласкает
Яффо, как законную жену.
Смуглый мальчик камешки бросает
в жестяную ржавую луну.
В звездном коммунальном коридоре
меж землей и небом –
одинок,
он босой ногой пихает море
в надоедливый тяжелый бок.
Тени, словно рваные пожитки,
брошенные в спешке на песке.
Город белой шоколадной плиткой
Оплывая, тает вдалеке.

             * * *
Сумерками полна лесная опушка.
Малина млеет на кустах в придорожной канаве.
Не ешь этих ягод:в них яд шоссейных дорог.
Того и гляди,поймаешь попутку и помчишь
Куда глядят глаза.

             * * *
почему бы не выпить на балтийском вокзале
почему бы не выпить средь рельсов фонарей суеты
почему бы не выпить
там в уголке за пригородной кассой
из бутылки хлебнуть ну ты помнишь
с тремя топорами на этикетке.
хлебнуть а потом
посмотреть вслед уходящему в ночь 
ленинградскому поезду.
почему бы не выпить на балтийском вокзале
ленинградский поезд ушел навсегда
и не выпить 
из бутылки пустой